ИА «Контекст Причерноморье»
логин:
пароль:
Последнее видео
Прес-конференція «Індекс Євроінтеграційного Економічного Поступу в Україні за 2014–2016 роки. Презентація результатів у Одеській області»
Инфографика
Курсы валют. Доллар США. Покупка:
 
Погода




Морская доктрина Украины и «сухопутное мышление»: кто кого
09:58 / 26.01.2018
26-01-2018

Значимость моря носит не только экономический характер. Это — защитный барьер, среда для перевозки людей, также как и товаров; источник генерирующей мощности с точки зрения как ископаемого топлива, так и возобновляемой энергии; источник пищи; зона отдыха и огромная часть поверхности Земли, в которой есть зоны, которые еще не полностью исследованы.

Эта цитата взята из документа Морская мощь Великобритании (UK Maritime Power), который в октябре 2017 года заменил Морскую доктрину.

В мае 2015 года был издан Указ Президента Украины, которым вводилось в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 6 мая 2015 года «О Стратегии национальной безопасности Украины». В решении этом, наряду с одобрением Стратегии национальной безопасности, есть и такой пункт: утвердить в трехмесячный срок новую редакцию Морской доктрины Украины.

Три месяца давно прошли. Через несколько месяцев исполнится три года. А воз и ныне там.

Действующая ныне Морская доктрина до 2035 года была утверждена еще в далеком 2009 году и в нынешних условиях морально устарела.

Во-первых, российская оккупация Крыма и война на Востоке существенно повлияли на морскую деятельность Украины. Под контроль оккупантов перешли пять торговых и два рыбных порта, значительные площади континентального шельфа и территориальных вод с природными ресурсами, в первую очередь, запасами углеводородов, и значительный рекреационный потенциал Крыма.

Во-вторых, Россия захватила большинство кораблей Военно-морских сил Украины и активно наращивает собственные вооружения на Черном море, включая военно-морской потенциал.

В-третьих, существенно изменился характер угроз и вызовов, который стоят перед Украиной. Связаны они не только с российской агрессией. За последние годы в мире появился ряд амбициозных проектов, связанных с развитием транспортных коммуникаций. И, к сожалению, у нашей страны есть все шансы остаться вне мировых процессов.

Наверняка, кто-то скажет — а что толку в Морской доктрине? В конце концов, есть у нас уже одна. И это никак не повиляло ни на состояние морской отрасли в целом, ни на качество Военно-морских сил. Россия отжала Крым. Торговый флот медленно, но неуклонно сокращается, объемы перевозок водным транспортом падают. Стоит ли тратить силы, время, средства для разработки очередного стратегического документа, который не будет исполняться, как и многие другие?

Стоит. Хотя бы для того, чтобы ответить для самих себя — продолжаем ли мы считать себя морской державой и хотим ли быть такой. К сожалению, приходится признать, что за 26 лет независимости ответа мы так и не дождались. У отечественной верхушки преобладает «сухопутное мышление», в котором не было места морю и морской политике. Продолжает оно доминировать и сегодня, несмотря на оккупацию Крыма и фактическую потерю военного флота.

Наличие выхода к морю не делает автоматически государство «морским». Около 400 судов бороздят моря под монгольским флагом, хотя Монголию от моря отделяют тысячи километров, Молдова имеет узкий участок выхода к Дунаю и единственный порт Джурджулешть, но и она имеет свой торговый флот. Понятно, что все это благодаря «удобному флагу». Но кто мешает это сделать и Украине?

Сегодня никто не ставит вопрос о возрождении Черноморского пароходства в том виде, в каком он существовал в советские времена. Однако хотя бы небольшой торговый флот было бы желательно иметь.

Кстати, в Послании Президента Украины Верховной Раде за 2015 год (тоже три года назад) среди направлений реформирования транспортной сферы упоминалась и необходимость подготовить и принять Закон Украины «О Международном реестре судов Украины», который станет инструментом возвращения украинского флота под украинский флаг и создаст условия для восстановления отечественного судостроения. Законом должны быть внедрены адаптированные к национальным условиям мировые стандарты процедуры регистрации флота, в частности, упрощены условия регистрации и последующей эксплуатации национальных и иностранных судов, зарегистрированных в международном реестре под национальным флагом.

Логичен вопрос — и где этот Закон?..

Военный флот — это вообще отдельная тема, хотя задачи военно-морским силам ставятся исходя из морских интересов государства в целом.

Сейчас идут дискуссии относительно того, какие военно-морские силы сегодня нужны Украине, возвращаться ли к «корветной программе» или ограничиться «москитным флотом», достаточным для обороны побережья.

В Стратегии национальной безопасности указывается, что реформа Вооруженных Сил предполагает, в том числе, и формирование адекватных угрозам военно-морских возможностей Украины, обеспечение обороны морского побережья государства, развитие необходимой инфраструктуры базирования Военно-морских Сил Вооруженных Сил Украины, а также ее возобновление в Крыму после возвращения временно оккупированной территории под контроль Украины.

Основные стратегические документы Украины упоминают о морских угрозах, но как-то вскользь. Так, в Военной доктрине среди возможных сценариев, в соответствии с которыми могут быть реализованы угрозы военной безопасности, упоминается «блокада морских портов, побережья или воздушного пространства Украины с использованием военной силы, нарушение коммуникаций со стороны Российской Федерации». Далее, в статье 20, о главном принципе применения сил обороны, говорится: особое внимание уделяется обороне наиболее важных в оперативно-стратегическом значении рубежей и районов, зон, административно-политических и экономических центров, десантоопасных участков Черноморского и Азовского морей, коммуникаций.

Вот почти и все.

Примечательно, что в ряде государств, принявших Морские доктрины, например, Великобритании или Австралии, основное внимание этих документов фокусируется на военно-морской деятельности. Украине, конечно же, необходим более широкий взгляд и понимание морской политики в целом.

Что касается новой Морской доктрины Украины, то судя по сообщениям, проект, разработанный Национальным институтом стратегических исследований, поступил в Мининфраструктуры еще в январе 2016 года, то есть два года назад. И с тех пор пребывает в состоянии согласований и утрясок. А волокита не идет на пользу ни торговому флоту, ни ВМС.

И в завершение хотелось бы напомнить, что вопросы развития морского транспорта закреплены и в Соглашении об Ассоциации между Украиной и ЕС, в частности, в статье 135 «Международные морские перевозки». Имплементация положений Соглашения потребует от Украины принятия серии законодательных актов. Желательно все же, чтобы они были приняты в рамках некоего целостного видения, а не так, как это происходит все годы независимости, когда после нескольких лет проволочки на выходе получаются сырые полуфабрикаты, которые вносят путаницу в и без того запутанную законодательную базу.

Пора отказываться от «сухопутного мышления», и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.



Артем Филипенко


Комментарии

Нет комментариев
Контрольный код: *
 
 
введите, пожалуйста, буквы, которое вы видите слева
Ваше имя: *   Ваш e-mail:
Комментарий: *
Поиск:
расширенный

Артём Филипенко
Без гнева и пристрастия
Социальные сети откликнулись на высылку Саакашвили в Польшу очередной порцией шуток и приколов. Но попробуем проанализировать последствия этого шага без эмоций, без гнева и пристрастия. И ответить на три вопроса. Что случилось? Кому это выгодно? Чего ожидать?

Loading...

Последние новости:
14:19 17.02.2018
13:26 17.02.2018
12:56 17.02.2018
11:07 17.02.2018
17:35 16.02.2018


© 2005—2018 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье» New
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2018 S&A design team / 0.063