ИА «Контекст Причерноморье»
логин:
пароль:
Последнее видео
Мир на Сході: реалії, перспективи та загрози
Инфографика
Курсы валют. Доллар США. Покупка:
 
Погода




Даровали свободу убийце-некрофилу
28.11.2019 / Газета: Вечерняя Одесса / № 135-136(10835-10836) / Тираж: 10407

Суд оправдал, по «закону Савченко», одного из убийц девушки, которые пять суток насиловали ее труп и изуверски вырезали из него внутренности. Подобного варварства, сопряженного с отпетым цинизмом, не припомнят даже видавшие виды следователи по особо важным делам, десятилетиями расследующие умышленные убийства.

«Сомнений никаких: смерть — насильственная»

Об этой жуткой истории в Овидиопольском районе Одесской области общественность впервые узнала в июле 2016 года. Тогда появилось краткое сообщение полиции о задержании «по горячим следам» двух подозреваемых в убийстве молодой девушки, изувеченное тело которой обнаружили накануне.

Всевозможные версии происшедшего, слухи и домыслы распространились моментально. Начали говорить о существовании жестокого маньяка, безжалостно насилующего девушек. Однако вместо такового правоохранители задержали сразу двоих, 27-летних жителей близлежащего Черноморска. По подозрению в убийстве, совершенном с особой жестокостью. Оба не женаты, безработные и ранее имели проблемы с Уголовным кодексом. Один, как выяснилось в ходе расследования, трижды судим — за кражи, втягивание несовершеннолетних в преступную деятельность и незаконное обращение с оружием. Его напарника-подельника задерживали за кражи, но до судебного приговора не дошло.

Более трех лет назад полиция начала производство по факту умышленного убийства девушки (ч. 2 ст. 115 Уголовного кодекса Украины). В ходе расследования выяснилось, что злоумышленники, Андрей и Владимир, вместе с потерпевшей, Анной (все имена изменены — авт.), отдыхали на берегу моря, употребляя спиртное. Поводом стало получение одним из молодых людей зарплаты, что само по себе — событие: ведь оба нигде не работали. В тот же день, 30 июня 2016 года, Андрей и Владимир отоварились в магазине сети «АТБ», что на центральной улице города Черноморска. Приобрели выпивку, закуску, безалкогольные напитки. Короче, весь «джентльменский набор» для обычной гулянки. Да вот чего-то им недоставало: «оторваться» решили на природе, а там ведь можно и поразвлечься. С предложением «нормально провести время» позвонили своей знакомой, 22-летней Анне. Сказали, что есть повод отметить, обещали, что все будет пристойно, дескать, увезем-привезем на такси, в целости и сохранности. Девушка согласилась.

«Добры молодцы» наняли такси, заехали за дамой и все вместе рванули к морю. Не на какой-то городской общественный пляж, а в близлежащий Овидиопольский район области, подальше от глаз людских. Обосновались, «отметились», закусили. Затем — еще и еще раз: Андрей и Владимир приняли изрядное количество спиртного, которое, естественно, ударило в голову. А здесь еще, в процессе трапезы, девушка разоткровенничалась и искренне рассказала о том, как ей непросто жить после недавней смерти матери. О том, что их семейный бюджет совсем истощен, что подрабатывает, стремится устроиться на постоянную работу... Словом, что очень нуждается в материальной поддержке.

Как известно, то, что у трезвого на уме, то у пьяного проступает в полный рост. Владимир сказал девушке, что не против ей помочь, но... «За просто так» он ничего не делает, потому Ане необходимо будет как-то расплатиться. Она ответила, что у нее ничего нет, «кавалер» заметил: «Что-нибудь придумаем...».

И придумал: зная, что у нее с Андреем были личные отношения, предложил своему дружку «посчитаться» с «неверной» Аней. О какой неверности шла речь — неизвестно. Впрочем, это нисколько не смутило «напарника»: они сошлись — на почве «личной мести». Во всяком случае, именно так эти «молодцы» будут в дальнейшем преподносить жуткую кровавую расправу, учиненную ими с ни в чем неповинной Анной. Прямо там, на берегу.

...В начале июля 2016 года на побережье Черного моря, вблизи села Санжейка, что в Овидиопольском районе области, на пляже садового общества «Ветеран» местный житель прогуливался с собакой, которая вдруг стала вести себя неадекватно и разбрасывать лапами песок. Вскорости из насыпи проступил локоть человеческой руки...

— Наша следственно-оперативная группа прибыла на место по вызову того самого хозяина собаки, — вспоминает подполковник Вадим Швец, тогдашний старший следователь Овидиопольского отдела полиции, а ныне — начальник отдела следственного управления Одесского регионального главка Нацполиции. — Следом эксперты, руководство Овидиопольского отдела и регионального главка Нацполиции.

Оказалось, песик «унюхал» труп, зарытый в песок пляжа на территории Молодежненского сельсовета. Это не общественный пляж, а отдельно расположенная узкая полоска побережья, уходящая вверх, в сторону нависающего над морем обрыва. Место тихое, можно сказать, даже малолюдное. В особенности по вечерам, о чем, как выяснилось, отлично были осведомлены эти самые молодые люди. Если их вообще можно так именовать и относить к роду человеческому.

Труп был женский. Сразу же бросились в глаза огромные раны в нижней части живота, а также в области половых органов. Не было никаких сомнений: смерть — насильственная, совершено умышленное убийство. Еще было понятно, что тело находилось там, как минимум, несколько дней.

Место происшествия тщательно осматривали двое суток кряду и к концу второго дня, перерывая песок, нашли одежду убитой — кофту, юбку, тапочки и сумочку. Характерно, что все эти предметы были закопаны в разных местах. Также обнаружили всевозможные квитанции, кассовые чеки — с заправочной станции, из магазина, банкомата...

Изначально версий происшедшего было много, для их отработки задействовали значительное число сотрудников. Наиболее важными для первых шагов начавшегося расследования стали два найденных на пляже чека: один — из супермаркета «АТБ», другой — из банкомата, где снимали денежные средства. Естественно, на них были пробиты даты, время, указаны приобретенные товары. Удалось выйти на двух «добрых молодцев» — Андрея и Владимира, которые совершали эти покупки. Следом — на их связь с убитой девушкой, ранее она была объявлена в розыск как без вести пропавшая.

Некрофил — тот, кто не может существовать, не превращая живое в неживое

— Когда мы пришли для проведения обысков у подозреваемых, один из них, Владимир, сразу же сознался в содеянном, — продолжает следователь Швец. — «Я знаю, почему вы ко мне приехали. Я и сам как раз собирался в полицию, рассказать об этом убийстве», — сказал он. Когда показали фотографию убитой девушки, он подтвердил, что это — она, и рассказал о происшедшем. Более того, самостоятельно изложил все в письменной форме. В том числе — о том, как они на пару с Андреем убили Аню, затем несколько дней подряд возвращались, вырывали ее тело, с которым вступали в половую связь, затем зарывали. Потом снова возвращались — отмывали в море, снова совокуплялись...

Такое, сами понимаете, придумать крайне сложно. Забегая несколько вперед, скажу, что позже, в ходе следственных экспериментов, оба подозреваемых четко указывали, показывали и рассказывали, где и как конкретно все это происходило.

Из приговора суда: «После совершенных половых актов с трупом Владимир, с целью сокрытия следов вступления в половую связь, заранее приготовленным для этого кухонным ножом, разрезал живот Ане и промыл ее тело в воде, где также вступил в половую связь с трупом...».

Можно как угодно расценивать «совокупление с трупом», но бесспорно одно: это — некрофилия. Как отмечают психологи, особо опасных преступников отличает некрофилия как их неотъемлемая черта. Кратко некрофилию можно определить как тесный психологический контакт со смертью.

Одним из первых, кто подробно описал это, был австрийский и немецкий психиатр, невропатолог-криминалист Р. Крафт-Эбинг. Основоположник сексологии, он рассматривал некрофилию в качестве патологического полового влечения. Считал, что здесь наблюдается явное предпочтение, отдаваемое трупу перед живой женщиной. Потому, возможно, что труп представляет сочетание человеческой формы с полным отсутствием воли, и поэтому некрофил удовлетворяет патологическую потребность видеть объект желания безгранично себе подчиненным, без возможности сопротивления. Некоторые современные эксперты рассматривают некрофилию как крайнюю степень садизма, совершаемого с убитой для этой цели жертвой. Некрофил же — это человек, который все проблемы склонен решать только путем насилия и разрушения, которому доставляет наслаждение мучить и заставлять страдать, — одним словом, тот, кто не может существовать, не превращая живое в неживое. Он не умеет раскаиваться.

— Признаюсь, столь подробный, абсолютно циничный рассказ подозреваемых шокировал всю следственную группу, — продолжает Вадим Швец. — И один, и другой описывали весь «процесс убийства» подробно, в мельчайших деталях, похоже, не отдавая отчета своим зверским, бандитским деяниям. Поражал не только сам факт неоднократного совокупления с трупом, а и то, как они буквально разделывали тело несчастной. Ножом — от полового органа до живота... Честно, рассказываю, вспоминаю сейчас и — мурашки по телу! А тогда, помню, интересовался у этих нелюдей: «Как же так можно?..». Они спокойно отвечали: «Да все очень просто, резали и обмывали в воде...».

Тем не менее, психолого-психиатрическая экспертиза подтвердила вменяемость подозреваемых.

Из приговора суда: «Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 09.08.2016 г. и от 18.08.2016 г., Владимир и Андрей в период совершения преступления, в котором они подозреваются, не страдали никакими хроническими психическими расстройствами (болезнями), врожденной умственной отсталостью или приобретенным слабоумием (деменцией). В настоящее время также не страдают этими заболеваниями».

В быту мы привыкли к тому, что невменяемый человек неадекватен, не отдает отчет в своих поступках, далеко не всегда понимает происходящее вокруг... Здесь же — картина иная: оба обвиняемых абсолютно четко все осознавали, абсолютно здраво рассуждали. Знали, когда и как следует уходить от «неудобных» вопросов.

— Например, когда им уже избрали меру пресечения и направили в СИЗО, моментально изменилась их манера поведения, — вспоминает мой собеседник. — Ясное дело, вняли советам бывалых сидельцев: в тех местах находятся юристы и адвокаты-самоучки, которые штудируют Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, отыскивают лазейки. Они дают советы, как правильно действовать, вернее, как противодействовать следствию. Так вот, «наши орлы» перестали давать показания, сославшись на ст. 63 Конституции. Тем не менее, в их деяниях четко усматривалась часть 2 ст. 115 УК, что подтверждалось собранными по делу материалами. Честное слово, не стремились ни усугублять их вину, ни, напротив, отбеливать их. Там и так все было ясно: умышленное убийство по предварительному сговору, с изнасилованием и особой жестокостью. Поняв это, извращенцы стали «сбрасывать» вину — один на другого. Возникает логичный вопрос: как суд, констатируя в приговоре неоспоримые факты виновности, оправдывает одного из убийц?!

Из приговора суда: «Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 261 от 28.07.2016 г., при исследовании трупа Анны обнаружены посмертные повреждения: резаная рана передней поверхности живота; резаное повреждение лобкового симфиза, верхних отделов; удалены внутренние половые органы (матка, маточные трубы, яичники и влагалище) удаленный фрагмент тонкого кишечника около 70 см. Причинение такой большой раны передней поверхности живота сопровождается сильным кровотечением, с кровоизлиянием в окружающие ткани. Указанные телесные повреждения могли быть причинены воздействием травмирующего предмета, имеющего острую режущую кромку (лезвие)».

— Как они сами объясняли содеянное?

— Ссылались на то, что эта девушка очень любила компании, любила отдохнуть, «оттянуться». От себя добавлю, жизнь у нее, судя по всему, была очень нелегкая. Она росла в небогатой семье: мать недавно умерла, отец работал охранником на парковке супермаркета...

Добавим, по отзывам соседей семьи, Аня была очень трудолюбивой, здорово помогала отцу по домашнему хозяйству. Сама стремилась заработать: распространяла флаеры, другую рекламную продукцию. «Но это что — копейки! На жизнь, конечно же, не хватало», — говорят знавшие девушку люди.

Негодяи-знакомые попросту сыграли на ее несчастье. Пригласили отдохнуть и цинично лишили жизни. Потребленный ими алкоголь — отягчающее обстоятельство. И если говорить о том, что он, дескать, «ударил им в голову», и они не осознавали... То как можно дать объяснение факту их вступления в половую связь с трупом? Уже не под воздействием алкоголя, а в последующие дни, когда они были вполне трезвыми и все понимающими...

Из приговора суда: «Владимир и Андрей в период с 30.06.2016 по 04.07.2016 прибывали к месту хранения трупа, раскапывали его, мыли в Черном море, по очереди вступали в половую связь с трупом естественным способом и снова его закапывали. Таким образом, они надругались над трупом...».

Вадим Швец подчеркивает, что все допросы, следственные эксперименты проводились под видеозапись:

— В частности, выезжали мы на место совершения преступления, где задержанные подозреваемые четко поясняли и показывали, что и как происходило. Указывали конкретное место, где они зарывали труп девушки. Характерно и то, что к пляжу, на котором все произошло, ведет несколько троп. Есть, в частности, дорога через поле, затем — обрыв... А вот подозреваемые указали самый кратчайший путь. Мы спустились вместе, и они указали на место убийства — порядка пятнадцати метров от ступенек, ведущих на этот обрыв. При этом присутствовали понятые. Исключительно мужчины, поскольку ни одна женщина такого просто бы не выдержала. Даже мужики и те хватались за голову: как такое вообще возможно! За многие годы профессиональной деятельности я расследовал десятки уголовных дел об убийствах. Но ни с чем подобным не сталкивался...

— Мы снимали записи с камер наблюдения, установили такси, опросили водителя, — продолжает следователь. — Словом, собрали солидную доказательную базу, вина обоих подозреваемых была очевидной. Соответственно и квалификация совершенного ими преступления — обоснованна. Еще раз отмечу, что оба изначально самостоятельно цинично обо всем совершенном рассказали, не интересуясь даже тем, какие факты, доказательства их причастности к убийству имеются у нас. И в этом — также уникальность ситуации! Когда же мы пришли с обыском к Владимиру, он самостоятельно взял ручку, бумагу и подробно описал всю эту историю — от банкомата, магазина и пляжа, до убийства и насилования трупа.

«Вина подсудимых доказана в полном объеме»

— Говорят, что за признание — полнаказания...

— Так оно и вышло: Владимиру суд определил половинку от срока, определенного судом Андрею. Им обоим вменялась ч. 2 ст. 115 — убийство, совершенное группой лиц. Мало того, что суд почему-то переквалифицировал на часть 1 ст. 115 УК, так еще и оправдал по этой статье Владимира! Оставили ему только ст. 297 — глумление над телом. Выходит, он ничего не знал, не видел и не слышал, не участвовал в убийстве?!

Из материалов дела (обвинительного заключения и приговора): «Владимир, находясь в состоянии алкогольного опьянения, предложил Андрею, который находился в состоянии алкогольного опьянения, лишить жизни Анну, на что Андрей согласился. Реализуя преступный умысел, направленный на лишение жизни Анны, Андрей вступил с ней в словесную ссору, а Владимир в это время находился рядом и наблюдал за обстановкой, чтобы их никто не заметил. В ходе ссоры, действуя с прямым умыслом, с целью противоправного лишения жизни Анны, согласно предварительному распределению ролей, Андрей, применяя физическое насилие, напал на потерпевшую, которой нанес многочисленные удары руками в область головы, от которых Анна упала на песок. Андрей, воспользовавшись ее беспомощным состоянием, учитывая ранее примененное физическое насилие, набросился на Анну, которая уже находилась в лежачем состоянии на песке, и начал сдавливать ее шею руками, желая наступления смерти последней. В это время Владимир находился рядом с ними и наблюдал за обстановкой, зная, что Андрей лишает Анну жизни. Убедившись в наступлении смерти потерпевшей, Андрей совместно с Владимиром, с целью сокрытия следов преступления, сняли одежду с трупа Анны, которую вместе с ее женской сумочкой спрятали в песке на пляже в разных местах, а тело потерпевшей спрятали неподалеку в кустах».

Однако на этом «изыски» бандитского тандема не окончились. Ночью, после возвращения в Черноморск, Андрей повстречался, прямо на скамейке во дворе жилой многоэтажки, со своим знакомым. Рассказал ему об убийстве и о том, где спрятано тело. (К слову заметить, часть этого повествования слышала соседка по дому, которая потом дала показания следствию). Присутствовавший при беседе Владимир, решив свести к минимуму риск разоблачения, вернулся на место преступления и перепрятал труп — у деревянной лестницы, что возле обрыва. Дальше — больше: придя домой, он первым делом взял кухонный нож, которым впоследствии «кроил» тело несчастной Анны.

— Следователи круглосуточно работали, ночами не спали, собирали доказательства, факты, вещдоки. Ведь после задержания подозреваемого дается всего 72 часа для предъявления обвинения и избрания меры пресечения. Следствие было проведено скрупулезно, качественно и в установленные сроки. Доказательства собраны с учетом всех моментов, и уже к концу ноября того же 2016 года материалы в пяти томах были направлены в суд. Полагаю, суд почему-то не учел обоснованных выводов следствия и обвинения, наказание обвиняемым назначили очень-очень мягкое, — заключает мой собеседник.

Напомним, приговор вынесен 9 августа 2019 года, спустя 2 года и 8 месяцев (!). Почему? Об этом и ряде других «интересностей» при рассмотрении дела мы хотели расспросить председательствующего в процессе. Однако, услыхав, что приехал журналист, судья Овидиопольского райсуда Владимир Кочко предпочел попросту исчезнуть из своего рабочего кабинета. Не возымело действия и обращение к председателю суда Павлу Кириченко, который сказал: «Что я могу сделать, если он (Кочко — авт.) не желает комментировать?..».

Между тем, прокуратура не согласна с вердиктом суда и подала апелляционную жалобу на вынесенный приговор.

— Считаем, что собранными следствием и представленными суду доказательствами вина обоих подсудимых доказана в полном объеме, — сказал заместитель прокурора Ильичевской прокуратуры Станислав Карбовский. — Суд дал неполную оценку определенным доказательствам, имеющимся в материалах дела.

— Что конкретно, по вашему мнению, проигнорировал суд?

— В ходе досудебного расследования обвиняемые давали признательные показания в присутствии судебных экспертов-психологов. Последние подтвердили правдивость показаний и факт, что таковые были даны добровольно, без применения какого-либо насилия либо воздействия в отношении допрашиваемых. В том числе, во время проведения следственных экспериментов. Был проведен ряд психолого-психиатрических экспертиз, которые рассматривали вопросы правдивости данных показаний и их соответствия психологическому состоянию обвиняемых. Констатировано: со времени совершения преступления до момента проведения экспертиз психологическое состояние обвиняемых, их настрой не изменились. Тем не менее, в приговоре суда этим результатам отведено буквально несколько строчек. Также имеются определенные вещественные и так называемые косвенные доказательства, указывающие на вину обоих обвиняемых и не получившие, на наш взгляд, должной судебной оценки. В частности, показания одного из подсудимых, который все же привлечен к уголовной ответственности — 14 годам заключения. Они не отображены в материалах суда в полном объеме, хотя имеется соответствующая звукозапись судебных заседаний. Там Андрей четко констатирует, что подельник дважды предагал ему убить Анну, и только со второго раза он согласился. Это лишний раз подтверждает наличие предварительного сговора на убийство, совершенное группой лиц. Аналогично — показания матери одного из обвиняемых, который после совершения преступления вернулся домой, взял нож и продолжил преступные деяния. Следует отметить, что все допросы зафиксированы на видео. Это — многие часы признательных показаний!

Теперь свои выводы должна сделать апелляционная инстанция. В ее полномочиях пересмотреть приговор, выразить свое отношение и определить меру наказания — вплоть до пожизненного заключения. Жалоба и материалы этого производства находятся в Одесском апелляционном суде вот уже два месяца. Пока без движения...

Александр ЛЕВИТ. Автор выражает признательность пресс-секретарю прокурора Одесской области Инне Вербе и начальнику отдела коммуникаций регионального главка Нацполиции Любови Гордиевской за организационное содействие при подготовке материала

Автор: -
Поиск:
расширенный

Артём Филипенко
ВОЗВРАЩЕНИЕ В «НОРМАЛЬНУЮ РУМЫНИЮ»: КТО ВЫИГРЫВАЕТ ОТ ПОБЕДЫ ИОХАННИСА
"Современная Румыния, Европейская Румыния, нормальная Румыния победила сегодня." Пафос заявления Клауса Иоханниса выглядит вполне оправданным на фоне разгромного счета, с каким он одержал победу во втором туре над своей соперницей социал-демократкой Виорикой Дэнчилэ. 65,9% голосов против 34,1% сделали победу Иоханниса неоспоримой.

«Добро в кожен дім»: до Дня Святого Миколая»
На сучасному етапі розвитку національної культури в Україні надзвичайно важливо усвідомити велике значення української етнографії та етнології, як науки яка допомагає зрозуміти нашу історію.


Последние мониторинги:
12.12.2019 / Вечерняя Одесса
12.12.2019 / Вечерняя Одесса
12.12.2019 / Вечерняя Одесса
12.12.2019 / Вечерняя Одесса
12.12.2019 / Вечерняя Одесса


© 2005—2019 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье» New
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2019 S&A design team / 7.782