ИА «Контекст Причерноморье»
логин:
пароль:
Последнее видео
Прес-конференція «Нові терміни проведення зовнішнього незалежного оцінювання у 2020 році»
Инфографика
Курсы валют. Доллар США. Покупка:




Попал под схему?
29.04.2021 / Газета: Вечерняя Одесса / № 48-49(11038-11039) / Тираж: 10407

Как говорится, со свечкой не стояли. Всяческие мошеннические схемы и комбинации не для того придумываются, чтобы их потом легко было раскусить. Но предположение о том, что же произошло, основанное на фактах, получивших публичную огласку в судебных решениях, определениях, постановлениях, сделать можем.

И выводы эти после ознакомления с материалами, что предоставил редакции Владимир Иванович Скарга, таковы: очень похоже на то, что он попал под схему мнимого долга. Это когда между партнерами по бизнесу вдруг начинаются «разборки» по финансам, когда один начинает обвинять другого в якобы возникшем долге. Но, присмотревшись к ситуации внимательнее, начинаешь подозревать, что, возможно, все это было не «вдруг», а является изначально четко продуманной схемой.

Судите сами.

Владимир Иванович Скарга — бывший военный, экономист по специальности, который, выйдя в начале 2000-х на пенсию, решил заняться бизнесом. Вспомните то время. Большие возможности открывались перед инициативными людьми. Экономика уверенно шла в рост, подорожание недвижимости и земли открывало заманчивые перспективы для операций купли-продажи. Надо было только знать, что покупать, как юридически правильно оформить сделку и когда продавать. У Скарги — начинающего бизнесмена — такие компаньоны нашлись. Прежде всего, это опытный риелтор Игорь Михайлович Елисеев.

— С Елисеевым мы познакомились в 2003 году, когда я занимался покупкой новой квартиры, — рассказывает Владимир Иванович. — Глянулись друг другу, стали поддерживать товарищеские отношения, которые скоро переросли в деловые. С Игорем Михайловичем мы приобрели несколько объектов недвижимости. В 2006 году, когда оформляли покупку земельных участков в селе Августовка Беляевского района, увидел, что мой компаньон знаком с нотариусом, оформлявшим сделку.

Нотариусом оказалась уважаемый человек с очень большими связями — Наталья Святославовна Шустова, жена тогдашнего начальника областного управления юстиции Николая Николаевича Лесогорова. Отличный получился триумвират. Опытнейший риелтор, осуществивший не одну сделку. Уважаемый нотариус, которая досконально знает действующее законодательство. И Владимир Иванович Скарга, открывший после военной службы новое применение своим силам, знаниям и умениям. И который до поры до времени полностью доверял своим компаньонам. «А Лесогорова я просто боготворил», — признается Скарга, добавляя, что с такими партнерами он без боязни готов был вступить в любой бизнес-проект.

Первая «проба пера» состоялась в курортной Сергеевке. Компаньоны решили купить 1,5 гектара земли для последующей перепродажи. Приобретали в такой пропорции: Скарга и Елисеев — суммарно 30 процентов, ибо на большее у них денег не было, а 70 процентов — Шустова. Упоминаем об этой сделке, так как подобный алгоритм покупки был использован чуть позже.

В конце 2007 года стало известно, что в той же Сергеевке выставляется на продажу очень привлекательный объект: база отдыха. Принадлежала она предприятию «Фортуна». Важное уточнение — у ООО «Фортуна» это был единственный актив. Продавец — Александр Андреевич Даниленко — согласился продать базу отдыха за 1 миллион 250 тысяч долларов. Предложение было заманчивым. Принимая его, компаньоны, собравшись, договорились по нескольким позициям.

Первое — решили покупать не базу отдыха, а корпоративные права предприятия «Фортуна». «Шустова, как юрист, и Елисеев, как риелтор, пояснили, что так меньше затрат и организационных хлопот», — пояснил Скарга, почему он согласился. Тот, кто занимался подобными сделками, подтвердит — многие так делают: чтобы приобрести нужный объект, покупают предприятие. Вот и у Владимира Ивановича эта идея не вызвала никаких опасений.

Второе — выяснилось, что сразу всей суммы компаньоны выложить за корпоративные права ООО «Фортуна» не могут. Тогда решили, что будут вносить деньги постепенно за счет реализации других объектов недвижимости. Платежи распределялись в такой пропорции: 70 процентов — Шустова, 30 процентов — Скарга и Елисеев, по пятнадцать каждый. По словам Владимира Ивановича, Наталья Святославовна сделала еще одну оговорку. Так как по закону она, как нотариус, вроде бы не могла лично войти в состав учредителей ООО, то ей нужно было время, чтобы определиться, кто будет вместо нее.

Ну, и третья договоренность — дабы продавец А. Даниленко их не «кинул», было принято решение, что в состав учредителей с долей 30 процентов войдет В. Скарга. При этом Н. Шустова начнет вносить свои деньги только после того, как Владимир Иванович станет соучредителем ООО «Фортуна». Важное уточнение — вносить средства как за долю в 30 процентов корпоративных прав, так и за 70 процентов, компаньоны договорились в этой же пропорции — 30 к 70. Ну, а когда расчеты будут завершены и сделка закрыта, тогда доли участников официально перераспределят и узаконят.

В общем, немного мудрено получилось, но пока ни один из аспектов сделки подозрений не вызывал. 12 февраля 2008 года В. Скарга, закрыв свою часть платежей перед А. Даниленко за 30 процентов корпоративных прав, стал официально соучредителем ООО «Фортуна». И уже на следующий день Н. Шустова передала первый денежный транш за приобретение доли в 70 процентов.

И вот тут — самый важный момент истории.

— Наталья Святославовна, как очень занятой человек, пояснила мне, что не может самолично встречаться с Даниленко и отдавать деньги, — рассказывает В. Скарга. — Поэтому платежами должны были заниматься мы с Елисеевым. Первые расписки, за 13 и 15 февраля 2008 года, написал Елисеев на общую сумму 292 500 долларов. Но деньги Даниленко передавал я. Об этом сделал приписку к распискам Елисеева. Затем часть взносов Шустовой передавал я. Ну, и, безусловно, вносил, в соответствии с договоренностями, свои деньги. У Елисеева своих средств, как потом выяснилось, было недостаточно, поэтому он занимал у Шустовой. Но об этом, повторюсь, я узнал гораздо позже. В итоге в 2008 году за 30 процентов предприятия «Фортуна» мы передали Даниленко пропорционально схеме распределения процентов 30 на 70 — 375 тысяч долларов, а за 70 процентов — 497 тысяч. В сумме 872 тысячи долларов.

Итак, Владимир Иванович был вынужден взять на себя очень щепетильную миссию — передавать деньги главного компаньона по ряду расписок продавцу предприятия. Естественен вопрос — а почему эти отношения не были для надежности закреплены договором? К примеру, тем же договором поручения, о котором упоминалось потом в различных судебных решениях. Был бы договор — многие вопросы, вокруг которых впоследствии разгорелся сыр-бор, отпали бы сами собой. «Я предлагал Наталье Святославовне заключить договор, но она все время отказывалась. Зачем, мол? Ну, не надо, так не надо», — комментирует В. Скарга. И продолжал с щепетильностью профессионального экономиста выполнять поручение главного компаньона. Хотя сейчас, анализируя события, что потом случились, Владимир Иванович считает, что нежелание заключать договор было неслучайным. «Меня хладнокровно и профессионально заманивали в ловушку», — утверждает В. Скарга.

Добавим, что в 2008 году будущие соучредители ООО «Фортуна» потратились еще на приведение базы отдыха в порядок. В частности, деньги пошли на перестройку спального корпуса в столовую. В той же пропорции — 30 на 70. Правда, 70 процентов оплатил почему-то Скарга, а остаток — Шустова. По подсчетам Владимира Ивановича, лично он за ремонтные работы заплатил 125 тысяч долларов.

Ну, а потом, осенью 2008 года, в страну пришел экономический кризис. Компаньоны потихоньку занимались ремонтом базы.

22 мая 2010 года по инициативе Шустовой состоялось собрание учредителей ООО «Фортуна». Даниленко сетовал, что у предприятия накопились большие долги по уплате налога за землю и по заработной плате. Скарга предложил несколько вариантов выхода из ситуации, одним из которых могла стать продажа базы отдыха. Чтобы совершить эту сделку, необходимо было подготовить все необходимые документы, а также провести работу по определению рыночной стоимости объекта. В решении общего собрания указано, что данное поручение получил Даниленко. Договор купли-продажи также должно было утвердить общее собрание учредителей ООО «Фортуна».

А 23 июня грянул гром. Директор ООО «Фортуна» А. Даниленко продает единственный актив фирмы — базу отдыха. И не кому-нибудь, а частному предприятию «Акварель Мак», единственным учредителем которого являлась… Н. Шустова. Сумма продажи — просто смешная: 45 тысяч гривен. Получается, на приобретение ООО «Фортуна» надо было потратить 1 миллион 250 тысяч долларов плюс 180 тысяч у.е. на ремонт, а за все, чем владело это предприятие, уплачено чуть более 5,5 тысячи долларов.

В выводах судебного эксперта Елены Амелиной, подготовленных 13 декабря 2019 года в рамках судебно-экономической экспертизы по гражданскому делу № 520/5811/13-ц, указывается, что стоимость базы отдыха по состоянию на 23 июня 2010 года, согласно экспертной оценке, составляет 6 миллионов 247 тысяч 697 гривен. В общем, ну никак не 45 тысяч гривен, которые заплатил «Акварель Мак».

Как это было понимать? Вообще-то налицо все признаки классического «кидка», двойной перепродажи, как одного из самых распространенных видов мошенничества с объектами недвижимости. «В результате Шустова стала собственником не 70 процентов базы, как мы договаривались в 2008 году, а всех 100 процентов, присвоив, получается, все мои деньги, вложенные в приобретение 30 процентов корпоративных прав, а также в ремонт базы отдыха», — подытоживает В. Скарга.

Но это еще не все. За первым «кидком» последовал «второй». Буквально одновременно, за пару дней до приобретения базы отдыха, Н. Шустова подает в суд на В. Скаргу. Суть исковых требований: компаньон должен вернуть деньги по двум распискам от 13 и 15 февраля 2008 года, которые она давала для внесения своей доли, а В. Скарга отдал их Даниленко якобы как за свою часть. То есть, чужими деньгами закрыл свой взнос. При этом суммы по распискам принимал Елисеев, а Скарга только передавал их Даниленко.

Что оставалось делать Владимиру Ивановичу? Только верить в беспристрастное, профессиональное и неподкупное судебное разбирательство. Наивно?

Тут хочется заметить, что «Вечерняя Одесса» теме «особенностей» отечественного судопроизводства уделяет много внимания. В них красной нитью проходит главная мысль — разгула коррупции, рейдерства, мошенничества во всех его проявлениях можно было бы избежать, максимально минимизируя проявление негативных явлений, если бы суды — пусть это прозвучит наивно и выспренно — действительно были независимыми и стояли на страже закона, не поддаваясь всяким соблазнам и «непристойным предложениям». Увы, это только благие пожелания. Поэтому и видим такие судебные выкрутасы, что произошли, к примеру, в деле В. Скарги.

Итак, первый раунд: 13.09.2012 года Киевский районный суд г. Одессы полностью отказал Н. Шустовой в удовлетворении исковых требований к В. Скарге о взыскании денежных средств. Истец подает апелляционную жалобу. Определением коллегии судей судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда Одесской области под председательством судьи А. Дришлюка от 28 февраля 2013 года решение первой инстанции поддержано. Данный судебный вердикт вступил в законную силу. Определение Высшего специализированного суда Украины от 3 июня 2013 года подтвердило правоту первой и второй судебных инстанций.

Некоторые выдержки из определения, которое вынес восемь лет назад судья А. Дришлюк, хочется процитировать, так как они четко расставили все точки над «і» в споре, затеянном Натальей Шустовой против Владимира Скарги. Так, в частности, указывается, что истец «не доказала заключения между сторонами договора поручения, а также несоответствия выполнения условий сделки, указанных в расписках, а также причинения ей морального вреда». Что истец «не выдавала доверенности на имя Скарги Владимира Ивановича в порядке статей 1003, 1004, 1007 ГК Украина». Апелляционная инстанция обратила внимание, что предметом договора поручения, согласно части 1 статьи 1000 ГК Украины, является совершение определенных юридических действий, без них любые фактические действия не имеют самостоятельного значения. И вывод — нет оснований считать, что между сторонами был заключен, пусть даже устно, договор поручения.

Также в судебном определении уточняется, что «…приобретение Скаргой Владимиром Ивановичем статуса участника ООО «Фортуна» с частью 30 процентов произошло до составления расписок от 13 и 15 февраля 2008 года». То есть, никакими чужими деньгами ответчик не оплачивал свою долю в покупаемом предприятии. Только своими собственными. Ну, и расписка от 15 февраля 2008 года, которую выдал А. Даниленко, подтверждает соответствие сумм денежных средств — тех, что Елисеев получил от Шустовой для Даниленко, и тех, что Даниленко получил от Скарги. Вывод апелляционной инстанции — это «опровергает факт безосновательного обогащения ответчика за счет истца».

Отметим, что и в 2013 году, и потом предметом рассмотрения в суде были расписки от 13 февраля и 15 февраля 2008 года, написанные Елисеевым, расписка от 15 февраля 2008 года, написанная Даниленко, и расписка Скарги от 2 мая 2008 года, в которой он подтверждает прохождение денег по выше названным распискам.

В определении от 28 февраля 2013 года судья А. Дришлюк отмечает, что смысл расписок от 13 и 15 февраля указывает на то, что деньги Елисеев получил на покупку 70 процентов ООО «Фортуна». То есть, на выполнение юридического действия указал Елисеев. Приписки к этим распискам, что сделал Скарга, только подтверждают факт получения денег для передачи Даниленко. И на то, что Скарга выполнил поручение, указывает расписка Даниленко от 15 февраля.

При этом суд, анализируя другие расписки Даниленко, обращает внимание на то, что тот, являясь собственником 70 процентов ООО «Фортуна», получал деньги в счет их продажи и оформления на Шустову. Однако никаких исковых требований в деле Шустова — Скарга к нему не заявлено. Поэтому судебная коллегия Апелляционного суда Одесской области не считает возможным давать правовую оценку исполнения или неисполнения последним договоренностей по составлению договора купли-продажи корпоративных прав.

Наконец, в определении судьи А. Дришлюка четко указано на то, что действия Скарги не подпадают под классификацию статьи 1212 ГК Украины («лицо, которое приобрело имущество или хранило его у себя за счет другого лица (потерпевшего) без достаточного правового основания (безосновательно приобретенное имущество), обязано вернуть потерпевшему это имущество»), на чем настаивала Шустова.

В деле поставлена точка? Ведь все понятно. Определение судьи А. Дришлюка вступило в законную силу. Оно было подтверждено решением кассационной инстанции. Если у Натальи Святославовны есть вопросы по распискам, что писал Елисеев, то вопросы надо задавать ему. Если по оформлению 70 процентов уставного фонда ООО «Фортуна» — то к Даниленко. А при чем тут Скарга?

Тем не менее, Шустова в мае 2013 года вновь подает в суд на Владимира Скаргу — по тому же предмету спора и тем же основаниям. Законом это, вроде, запрещено, но иск принимают к рассмотрению. Киевский районный суд (судья Е. Василькив) 2 октября 2015 года выносит решение, которым вновь отказывает Шустовой во взимании средств с ответчика. Но истец не сдается: подает апелляционную жалобу. Определением Апелляционного суда Одесской области (председательствующая судья Н. Плавич) от 17 мая 2016 года апелляционная жалоба Н. Шустовой вновь отклонена.

Но у нас можно все. Не знаю, чем руководствовалась коллегия судей судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, но своим определением от 25 октября 2017 года — за месяц до ликвидации данной судебной инстанции — кассационную жалобу Натальи Шустовой она удовлетворила, вернув дело на рассмотрение в первую инстанцию.

Начался третий круг судебных разбирательств. И — о, «чудо»! Судья Киевского районного суда г. Одессы О. Калашникова выносит решение в пользу истца. Но самое интересное, если можно так выразиться, происходит потом, когда в апелляционной инстанции дело попадает в коллегию, которую опять возглавляет судья А. Дришлюк.

Казалось бы, чего там думать? Обстоятельства дела не изменились, фактаж, в принципе, тот же, никакой новой информации за это время не появилось. Прочти то, что было тобою же написано в 2013 году, освежи в памяти правовые коллизии — и вперед! Но нет. Коллегия судей во главе с А. Дришлюком выносит постановление, которым удовлетворяет часть требований Натальи Шустовой, не обращая внимания на то, что ряд фактов уже был установлен и закреплен определением 2013 года. А упоминавшуюся выше статью 1212 ГК Украины А. Дришлюк, работающий уже заместителем председателя Одесского апелляционного суда, исхитрился прокомментировать совершенно иначе, чем это сделал в 2013 году.

В общем, «фантастика». Кстати, решающее заседание в апелляционной инстанции было организовано так, чтобы ни В. Скарга, ни его представитель не смогли принять в нем участия, хотя они неоднократно ходатайствовали о готовности прийти в суд. В итоге постановление коллегия судей принимала при отсутствии ответчика, которого не допустили на заседание якобы по причине карантина.

Данный факт, а также целый букет нарушений норм материального и процессуального права (недопуск ответчика на судебное заседание, пропуск истцом срока исковой давности, отказ в приобщении к делу судебно-экономической экспертизы, которой установлено, что задолженность Скарги перед Шустовой за невыполнение обязательств по передаче денежных средств Даниленко, не установлена, и многое другое) были указаны в кассационной жалобе, направленной В. Скаргой в Кассационный гражданский суд Верховного суда Украины. Жалоба уже принята к рассмотрению, но дата слушания не назначена. Какое будет вынесено решение и будет ли им поставлена точка в споре — тем более неизвестно.

Впрочем, свою лепту в распутывание обстоятельств истории с покупкой корпоративных прав ООО «Фортуна» могут — и должны! — внести правоохранительные органы.

— В январе 2011 года я обратился в полицию с заявлением о мошеннических действиях группы лиц, которая, злоупотребляя служебным положением, завладела моим имуществом и значительными денежными средствами. Следователь ГУНП в Одесской области открыл досудебное уголовное производство по признакам статьи 5 части 191 и части 4 статьи 190 УК Украины, — рассказывает Владимир Скарга. — Поначалу расследование шло очень активно. Были проведены обыски, изъяты документы, прошли допросы, а Даниленко даже был задержан. Дело вот-вот должны были передать в суд. Ну, а потом мои оппоненты опять «включили» коррупционные связи.

В итоге вначале поменялся следователь. Затем дело «улетело» в Белгород-Днестровский. И только в 2019 году оно вернулось в Следственное управление в Одесской области. «За это время была проведена целая серия экспертиз, которыми полностью подтверждаются преступные действия Даниленко в пользу Шустовой и определены суммы нанесенных убытков в особо крупных размерах», — подытоживает В. Скарга.

Так что точку в этой истории ставить рано.

Автор: Олег Суслов

Поиск:
расширенный

Сергей Гриневецкий
РОЗДУМИ ДО ЗАУВАЖЕННЯ: КОНСЕНСУС ЧИ КОНФЛІКТ?
Нещодавно Уповноважений із захисту державної мови Тарас Кремінь зауважив на необхідності привести у відповідність до мовного закону гімн Одеси, у якості якого рішенням Одеської міської ради затверджено "Песню об Одессе" з оперети Дунаєвського «Біла акація», і це змусило мене у черговий раз замислитися про ситуацію, що склалася сьогодні в Україні навколо мовного питання.

Національна наукова бібліотека – майбутнім користувачам
1 та 2 червня до Дня захисту дітей Одеська національна наукова бібліотека запропонувала відвідувачам цікаву виставково-пізнавальну програму «Національна наукова бібліотека – майбутнім користувачам».

Последние мониторинги:
00:00 10.06.2021 / Вечерняя Одесса
00:00 10.06.2021 / Вечерняя Одесса
00:00 10.06.2021 / Вечерняя Одесса
00:00 10.06.2021 / Вечерняя Одесса
00:00 10.06.2021 / Вечерняя Одесса


© 2005—2021 Информационное агентство «Контекст-Причерноморье» New
Свидетельство Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины №119 от 7.12.2004 г.
Использование любых материалов сайта возможно только со ссылкой на информационное агентство «Контекст-Причерноморье»
© 2005—2021 S&A design team / 0.032